Cats-Warriors|New Forest

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cats-Warriors|New Forest » Вспомним прошлое| » Мы когда-то все умираем;


Мы когда-то все умираем;

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия
палатка предводителя
Время действия
конец ноября. на рассвете.
Что должно произойти
Глашатая племени ветра Яроликая должна понять, что предводительница племени заболела и находиться в тяжелом положении. Цель: рассказать, почему Яроликая в игре в настоящем времени стала предводительницей.
Партнеры
гейм Мастер, который будет играть за Звездную Пыль, предводительницу племени ветра
Яроликая - глашатая племени ветра

0

2

Бывает, нам кажется, что конец - это призрачное счастье. Никаких забот, никаких проблем... Только солнца в этом конце тоже нет. Там всегда темно. Так говорят. Как глупо верить в то, что говорят те, кто никогда не был там. Звездные предки? Для них апокалипсис - щелчок, что и говорить о вечном звездном небе над головой?
Пространство между стенами палатки предводителя начинали сужаться. Подозрительно, неправда ли? Особенно, когда это происходит в абсолютно трезвом виде и совершенно твердой памяти! Чееерт... Звездная Пыль помотала головой. Еще раз. И еще. Для пущего эффекта, вдруг поможет?
Серая, потускневшая шерстка мелькнула в бликах утреннего солнца. Зима... Кажется, я начинаю тебя боятся. Глупая, глупая воительница... Коготи впились в холодный камень, послышался характерный скрежет, неприятный тем, кто не привык слышать этот звук постоянно. В глазах цвета ячменного солода отразилист серые облака. "Что за идиотская погода?! "
Раздражение. Первая стадия будущего чертовски хренового настроения. Или серьезной болезни? Кошка втянула голову в серые плечи и фыркнула. Сразу же после этого последовал кашель. Кошка закрыла глаза. Как же страшно... Дрожь прошла по телу. Это так... ненормально. В чем же она провинилась? Зачем ей такое испытания? равзе она не доказала, что достойна своего места? Чеертов кашель! На полу растекшийся комок слизи и крови.
- Когда же это кончиться... - хриплый голос. Нужно выйти и отправить патруль. "Нужно что-то сделать, отвлечься. Если бы кашель можно было бы отвлечь чем-то... Мне кажется, что все уже видят в каком я состоянии. Унизительно!"

0

3

Она одинока. Всегда ли  была такой? Нет, в жизни все переменчиво. Одни события сменяются другими, она же, послушно смиряется с этим, не пытаясь сопротивлятся и таки взять ответственность за судьбу в свои же  лапы. Печально. Как печально и то, что происходит в родном племени. Все сделала неправильно. Если бы можно было поставить жизнь на режим прокрутки назад, изменить то, что изменить уже нельзя, настоять на том, на чем не отстояла, когда-то  свою точку зрения. Слова, поступки, многое, что делала, делала по глупости, говорила совсем не то, что была должна. Все это осколками  разбитых надержд, бьет по сердцу. В детстве она всегда верила в сказки, в счастливый конец любой истории, рассказаной матерью или старейшинами. Но сейчас, её мировозрение трещит по швам, с каждым днем невесомые нити тонко тренькают, разрываясь под напором бытия. Мир, полный неожиданностей,огорчений и горечи, страхов и переживаний, стоит перед ней.  Только сейчас она понимает, что она не учла одного -  она в реальном мире, где нет лишь праздников и приятных потрясений.
Не настояла, согласилась, кивнула и промолчала.
Зачем же она промолчала, почему же не настояла на походе предводительницы к целителю, для чего же согласилась держать в тайне болезнь Пыли, "дабы уберечь племя от паники"? А Звездной Пыли становится все хуже, как бы она не хорохорилась и не бодрилась. Глашатая видет это так же ясно, как бледное холодное солнце, вало освещающее её путь в пещеру предводительницы.
А ведь если бы она не смолчала, не поддалась горячим уговорам Звездной Пыли, все могло быть по другому.
Яроликая попыталась натянуть улыбку, на ходу продумывая более-менее сносные ответы на уже известные протесты.  Но что-то мешало ей мешало сосредоточиться и поймать хотя бы одну связную мысль за хвост.
Убедить, дать понять, что лечение нужно начать, не стоит все скрывать. Она должна это сделать. Но не наделает ли она новых ошибок, исправив старыые? Она это умеет. Что если в лагере начнется паника, как ржавчина разъедающая дисциплину?
Из пещеры гулко доносятся звуки кашля и свистящие звуки, похожие на шепот. Тихие, хрипловатые, невесть с чего пугающие, обловакивающие сердце паутиной страха и сжимающие его. Яроликая входит под сень жилища предводительницы. Звездная Пыль лежит, свернувшись в своем вересковом гнеждашке, подвернув под грудь передние лапы и хмуро уставившись в пол. Неподвижный взгляд янтарных глаз, давал ощущение, что она выпала из реальности и неизвестно заметила ли она появление своей глашатаи  или нет. Кошка садится рядом с ней холодный каменный пол присыпанный сухим вереском. Она  смотрит на свою мудрую подругу, на то единственное существо, что сейчас по-настоящему дорого ей.

0

4

Серый, горячий нос практически касался каменного пола пещерки. На хвост наступила абсолютная апатия. без разрешения никто не сможет войти  эту пещеру, а, значит, можно продолжать заниматься самопоеданием без каких-либо фоновых шумов. Итак, что мы имеем? К удивлению общества - все. Абсолютно. У нее есть племя. У нее есть власть. Сила слова. Есть те, на кого можно опереться. В конце концов, жизнь. Что может быть важнее жизнь, казалось бы? Ан нет. Некоторые коты имеют такое ужасно вредное качество - гордость. Гордость ломает разум. устои, здравый смысл падает на колени и рассыпается в комплиментах. Гордость. Она помогает не только выходить из сложных ситуаций, рассчитанных на вашу нравственность, победителем, эта черта характера вполне способна на убийство собственного хозяина. Есть надежда, что кто-нибудь сможет перебороть ее. Да только у пыли гордость занимает почетное место в душе, чуть ли не восемьдесят процентов этой субстанции управляет всеми поступками Ветряной кошки. А оптимизм? Где этом шляется, по каким кустам прячется? А он оказался мышкой в лапах пряходящего-уходящего пессимизма. И что же нам теперь делать с этим добром?
Кашель вновь нарушил тишину. Горло горело, его будто изнутри истязали острые когти. Адская, ни с чем не сравнимая боль. И хочется выть. Выть так, чтобы завидовали волки, но... из груди вырвался только горячий хрип. Готи вновь впивались в камень, при каждом вздохе, казалось, будто что-то лопается внутри. А рядом - песочные часы. Медленно по песчинки кончается время. И гордость выигрывает этот раунд. Как и все предыдущие.
Взгляд полуприкрытых глаз гипнотизировал пол, будто именно в этом содержалось лекарство, будто, это способно спасти. А то, что Пыль умирает, кошка не сомневалась. Слишком долго кашель терзает ее. Вот уже и озноб. Чертовски холодно... Кошка пытается поднятся, нужно двигаться, чтобы кровь быстрее бежала по венам, чтобы не было так страшно, она двигается - она существует. Сердце сжималось, сжималось сильнее и сильнее...
Почему мы боимся смерти? Мы не знаем, что там за краем. Вечные ли поля и луга? Она видела звездных воинов, но какая-то часть кошки восставала против этого. Абсурд, абсурд и еще раз абсурд. Какая-то часть ее боялась смерти в земле, пустой, неживой, замершей на целую зиму...   
Она почувствовала запах, который оказался так близко, Звездная Пыль не учуяла его, а все из-за кашля, который разрывал грудь, не давал вздохнуть спокойно. Кошка подняла глаза, медленно, будто раздумывая, а стоит ли вообще это делать?
- Я..яроликая? - она попыталась сглотнуть слюну, но этим вновь лишь вызвала ненавистный кашель. Гордость молчала. Смотрела на то, как быстро истякают силы. Здравый смысл молчал, понимая, что так долго не может продолжаться. Молчание... Да стук сердца казалася приглушенным.
- Если ты пришла, чтобы вновь говорить то, что... говорила, я не изменила своего решения. Племя будет слишком взволновано. С ними нельзя поступать... - кашель, он не дает говорить слишком долго, - так. Оставим этот разговор. Нужно послать охотничий патруль, да-да, и на границы...тоже, да, тоже нужно. Я, я... ты, ты прости меня, хорошо? Я правда не смогу. Я не хочу. Это слишком. Я выдержу, - силы иссякли и голова безвольно упала на лапы. Ей нельзя говорить так долго - глотка вспыхнула, как костер при переизбытке кислорода.

0

5

Осень, она всегда отвратительна. Честно говоря, Яроликая даже несколько радуется, когда, наступает сезон Голых Деревьев, и все замерзает, позволяя расстаться со всей этой слякотью и сырой мерзостью. И даже тот факт, что родилась она, как раз в такую вот осень, не смягчяет её непрязни к осенним дождям. Тогда тоже шли дожди, довольно часто, на киломметры окрест, занавешивая небо грязными клочьями туч. Дождь и тучи - они всегда были и будут, непременными спутниками всех её ранних детских воспоминаний. Говорят, она похожа на осень. Такая же, хмуро-серьезная, деловито-деятельная. Её губы всегда недовольно и холодно сжаты. Серьезный, невозмутимый вид, он отталкивает. Она привыкла упрямо строить из себя бесчувственную, холодную кошку. Так легче жить, это простое, но действенное правило объяснила ей сама жизнь. Весь её образ говорящий «пройди мимо», как думается ей самой, спасает от лишних связей и попыток пролезть в душу. Её никто толком не знает, а она вполне довольствуется этим. Ее вид показывает, что она одна, смотрит так недоверчиво. На самом же деле, лишь присматривается.  Кто-то однажды сказал, что это признак черствости, но ей как-то все равно, про нее и так,  много чего говорят. Разговором больше, разговором меньше. Немного гордости. Чуть-чуть напористости и вуаля, ты уже кажешься крутой и не тревожима по пустякам.
И, существовала лишь одно существо, дорогое ей настолько, что прятаться за маску, не было никакой нужды. Она и так знала её, как облупленную и лишь посмеивалась над её попытками завуалировать действиельность. Так же, и Яроликая знала её, до маразма упрямую и гордую натуру. В этом, они были в чем-то похожи. Поэтому, она уже заранее готова к любому повороту событий. Ну или почти к любому. Волнуется, как оруженосец, ожидая первого слова предводительницы и сжимая и разжимая когти, негромко царапает каменный пол, под тонким слоем вереска. Уже довольно холодно, но холода и царапающего нос мороза, она почти не ощущает.
Слова, глухие, словно пробивающиеся из-под мха и болезненно-хрипловатые, полоснули по сердцу, вызвая гнев и непонимание. Глупая гордячка! Как она не понимает, что если она вот так глупо погибнет от болезни, племя взволнуется еще больше?! Такое ей в голову еще не приходило?
И снова размытые стены пещеры, резкая головная боль от наплыва эмоций. Да что же происходит? Тише. Глубже вдохнуть и успокоиться. Это "всего лишь" тревога за нее, ухудшаюшиеся дела в племени. Пройдет немного времени, и все наладится, обязательно наладится. Все будет хорошо, нужно лишь время и терпение, которого у нее, несомненно, не занимать. Опять «хорошо» и «время». Господи, как надоело..
Осторожно выдохнуть через нос, выпустив серебристые струйки пара и разжать судорожно сжатые когти. Кривая полуулыбка, как всегда подчеркнула, что слова не приняты близко к сердцу. Улыбается и разворачивается к предводительнице лицом.
Мысли смазывались. Путались, складывались, переплетались в какие-то фигуры и бессвязные клочки мыслей и снова распадались.
-Как "так"? А вот "так" поступать со мной, значит, можно? Я не романтик, ты прекрасно это знаешь, и я не вижу смысла в твоих пафосно-героических принципах и стремлении спасти собою племя. Весьма сомнительно спасти, надо признать. А что будет с твоим, да-да именно твоим Звездная Пыль, племенем, ты думала?! - неконтролируемый всплеск срывающегося голоса, и мимолетное осознание, что только что она накричала на свою же предводительницу. Подругу. Очень глупую.
- Мне кажется, надо что-то делать, - тихо, задумчиво, почти шепотом, - И ты не выдержишь без помощи, не стоит обольщаться.

0

6

Пыль понимала глупость. Свою. Собственную. Глупость. Ее нельзя признать, ее нельзя исправить, это просто какой-то цирк, она уже не была сильной... Предводительница уже не правит своей судьбой. Ее ведет холодной ноябрь. Такой же равнодушный к близкой смерти кошки, как и пустынная, покрытая в этот утренний час тонким прозрачным слоем инея, который совсем скоро сойдет, степь. И даже вереск, родные пенаты вечных длинноногих ветряных котов не  споют ей серенаду об уходящем дне. Несомненно, нужно было что-то решать, а не лежать полутрупом, нужно было кого-то звать на помощь, перед кем-то оправдываться, быть спокойной... Черт, но вот только как?! Никогда не предавать гордость. Никогда не показывать слабость. Никогда... никогда. Два закона. Два правила, что вели по жизни; она всегда выигрывала, но почему же сейчас бока вздымаются так тяжело, почему так сложно сделать вдох, почему, почему эта кровь, эти мелкие липкие капли вокруг...
Яроликая, Пыль чувствовала ее замешательство и гнев, наконец, заговорила... Ох, лучше бы не звучали эти слова, кои разрушали, не оставляли и камня от ее утопии, от ее прекрасного мира, где всем заправляет героизм и пафос, о которых и говорила кошка с льдистыми темно-синими глазами. Звездная Пыль не поднимала головы: зачем? Она и так прекрасно знала этот упрямый взгляд, устремленный на нее. Взгляд, в котором молнии разбивались о грешную землю…
В ответ только хриплый беспомощный кашель. Мы, живые существа, ходящие по этой поверхности, никогда не любили правду. Мы - лгуны. И в первую очередь, мы, с упорностью мазохиста, лжем себе. Все в порядке, все хорошо, все будет отлично.
Слова жгут, слова терзают, они причиняют столько боли, сколько не причинил ей еще ни один соперник. Правду говорят, что они способны убивать не хуже вражеского когтя и клыка. Пыль молчала и только изредка кашляла, будто гневная тирада была обращена не к ней, а, к примеру, к стенам. Да и по правде сказать, ей нечего было ответить.
- Предводитель должен быть сильным и не показывать… - ее голос вдруг стал более уверенным, кашель вдруг отступил. Жаль, но слабость все же не давала поднять голову, дабы продемонстрировать глаза, в которых на миг засветилась сила. – Он не должен показывать слабости, как бы ему не было плохо на самом деле. И ты это знаешь, Яроликая. Ты это знаешь не хуже моего. Ничего не нужно делать. Я справлюсь сама. Вполне справлюсь, - по иронии судьбы, вновь раздался кашель, он разрывал грудную клетку, кошка не могла остановиться. Когти впились в тонкую прослойку вереска и земли, пытаясь удержать себя на месте. Вы скажете: и эта глупое существо говорит, что само может справиться со всем?! Этот жалкий комок, в котором есть только болезнь, и нет больше сильного духа…
Приступ, наконец, прекратился. Обессиленная и озлобленная, она смогла прохрипеть свое последнее слово, после которого, слегка приподнятая голова вновь упала на лапы:
- Уходи. Уходи, мне нужно… одной…быть… уходи… - кошка вновь провалилась в недолговечный сон.
Сумерки. Холод, который проникает под шкуру и щекочет кости, белые кости – все, что осталось от некогда красивой молодой предводительницы, которая была мечтой многих оруженосцев и воинов в племени. Кто же она теперь? Мешок с потроха, постоянно кашляющий, отхаркивающий кровью. И этот мешок сейчас движется прочь из лагеря. Все спят. Ночь скрадывает недостатки ее фигуры, дежурные воины без промедления пропускают ее. Прочь, прочь. В их глазах непонимание и страх. Они не знают, почему, они ничего не знают. А уже завтра они найдут тело своей предводительницы и ужаснуться. И поймут, почему так долго ее не было видно на главной поляне племени. Также поймут они, почему старейшины опасливо смотрели на пещеру предводительницы все последние дни. Двое бурых длинноногих воинов-братьев притащат труп в лагерь, бережно положат его на камень, и застынут, как изваяния под тяжелым взглядом  глашатаи. Она, конечно, все узнает и проклянет горе-стражей. Но это будет позже, когда будет отпета Звездная Пыль, которая превратиться просто в Пыльную. Но вереск будет также наклонятся в разные стороны под неумолимым ветром, и также безмолвна будет степь. Природа не споет последнюю песнь своему детищу, оставляя это на его братьев и сестер. Нашей Великой Матери некогда думать о каждом…

+1

7

Спасибо за приятную игру. Тема закрыта.

0


Вы здесь » Cats-Warriors|New Forest » Вспомним прошлое| » Мы когда-то все умираем;